Местное шоу в Калгари

Брет Харт и его друг

После ухода из World Wrestling Federation

Брет Харт на родине, в Канаде

Сериал Lonesome Dove: The series



Hitman: My Real Life in the Cartoon World of Wrestling

Главная ›› Книга: My Real Life in the Cartoon World of Wrestling ›› Страница 16

Книга
О Книге
Брет Харт о Книге
Отзывы


Несколько лет спустя, я узнал, что Марчиано был ужасный скряга, когда он покинул город, он намеренно ввел в заблуждение Стю и тот выписал ему два чека, каждый на полную сумму. Даже зная, как тяжело было нашему отцу и как ему требовались деньги, он обналичил оба чека. Несмотря на все попытки отца уговорить его вернуть деньги назад, он никогда их не вернул. Примерно через год, Марчиано погиб в авиакатастрофе. Мама не проронила и слезы по этому поводу.

В том же году, мой папа собрал все сбережения, которые он копил, чтобы купить сто шестьдесят акров искусственного пляжа Клирвотер Бич, в семи милях от города. Идея заключалась в том, что это поможет ему свести концы с концами летом, когда он закрывал свой кружок по рестлингу. Берег Клирвотер состоит из двух искусственных озер, имеет столы для пикника, ямы для барбекю, танцпол и одно здание. Идея заключалась в том, что дети Харта будут работать там, в летнее время, а затем новые и лучшие партии рестлеров прибудут изменить положение к лучшему, когда кружок моего отца возобновится в сентябре.

Пляж стал ужасным местом для меня. Очень часто, была моя обязанность сидеть в будке и брать ренту за проезд, не шире телефонной будки. Я сидел там множество часов, босиком, без электричества, потел как лошадь и собирал пять баксов с каждого автомобиля. Иногда, за день у меня набиралось 300 – 400 долларов и это вовсе не маленькое чудо, что меня никто не ограбил, когда я находился там один. Иногда это было просто не выносимо для меня, сидеть там целый день в жару, без прохладительного душа, воды или пищи. Всего в пяти минутах ходьбы, находился пляжный бар и озеро, там были почти все мои старшие братья, которые купались и плескались в воде, притворяясь спасателями, при этом они флиртовали с девчонками, и никто из них даже не вспомнил об общении, не бросать меня одного в будке.

Однажды утром Стю посадил всех нас в свое последнее приобретение, красивый круглый изогнутый фиолетовый Хадсон, 1959 года, и повез нас на пляж, а я жаловался всю дорогу, что не хочу возвращаться в будку. Конечно, когда мы туда приехали, Уэйн немедленно приказал мне идти в будку. Стю схватил меня за волосы, и бросил на заднее сиденье автомобиля, раскроив мне лоб выше правой брови. На пути до дома, я приложил свою футболку ко лбу, чтобы не запачкать кровью его новую машину. Он попросил меня, чтобы я ничего не говорил маме, сказал, что сожалеет о содеянном, и я пообещал, что не скажу ни слова. Он спросил, что он может сделать для меня за то, что раскроил мне голову. Я сказал велосипед, я был единственным братом, у кого еще не было велосипеда. Как только мы добрались домой, он рассказал маме, что произошло на самом деле. Как всегда дома не было бинтов, и Стю использовал скотч, чтобы хоть как-то скрепить вместе двух дюймовый порез на моем лбу. А потом мы отправились к доктору.

По дороге, Стю остановился возле дома, где жил продюсер его телевизионного шоу, и сказал, что должен поговорить с ним. И так я сидел в горячей машине, высунув свою голову наружу. Стю вернулся через три часа и повез меня, чтоб мне наложили швы. Что касается обещанного велосипеда, он купил мне его семь лет спустя. Тяжелые времена были позади и после его встречи тем вечером, я был его последней проблемой.