Местное шоу в Калгари

Брет Харт и его друг

После ухода из World Wrestling Federation

Брет Харт на родине, в Канаде

Сериал Lonesome Dove: The series



Hitman: My Real Life in the Cartoon World of Wrestling

Главная ›› Книга: My Real Life in the Cartoon World of Wrestling ›› Страница 14

Книга
О Книге
Брет Харт о Книге
Отзывы


Когда Дину и мне наскучивали матчи, мы выходили с ним на улицу, перед Павильоном Виктории, где всегда было много детей, живущих по соседству с Парком Виктории. Дети были из бедных семей, так же как и мы, поэтому мы быстро находили общий язык. Мы часто боролись с ними на небольшом участке травы, а Дин очень быстро хвастался тем, что мы сыновья Стю Харта, но, никто почему-то не верил ему. Мы постоянно снимали свои рубашки и футболки, если это не сделать, то через час, а может и больше, мы бы обливались потом, когда мы боролись со всеми желающими, боролись с одним за другим. Ни я, ни Дин никогда не проиграли, ни в одном матче. Это самое прекрасное воспоминание, которое мне подарил реслинг за все время.

Когда шоу оканчивалось, мой папа разворачивал машину, чтобы выехать и гудел в горн, а мы соперничали, чтобы сесть за руль. Детишки из Парка Виктории смотрели и недоумевали. «Вау…Они действительно дети Стю Харта». По дороге домой, я думал о грядущем желе Джелл-О или о шоколадном пудинге, который мама, Элли и Джорджия постоянного готовили для нас. Иногда по дороге домой, папа ехал мимо магазина продающего осветительные приборы на Одиннадцатом Авеню, и показывал на гигантскую люстру, которая была подвешена на витрине, а затем он начинал рассказывать, как он хотел её купить. Мне кажется, все кто находился в машине, представлял себе, чего он хочет в жизни. Я был счастлив в этих поездках, просто потому, что мой папа был счастлив.

Быть средним ребенком, это все равно, что застрять посередине ничейной земли. Смит был хулиганом, который не хотел взрослеть, несмотря на все попытки родителей, сделать из него нашего лидера. Я никогда не мог понять Смита, и только за последние годы, одна из сестер мамы рассказала мне, что произошло со Смитом, прежде чем мои родители переехали в Калгари. Дело в том, что когда родители попали в эту, почту, фатальную аварию, Гах-Гах забрала Смита, чтобы у мамы было время выздороветь. А потом, она не хотела отдавать его назад. Она и еще 4 сестры мамы, души не чаяли в нем, тем самым испортили его, все это продолжалось до 4-х летия Смита.

Накануне, как они должны были переехать в Калгари, Стю решил, что с него хватит, и потребовал, чтобы Гах-Гах вернула Смита, но и тогда она сопротивлялась. Стю пришлось долго ехать, до самого Нью-Йорка, чтобы забрать Смита назад. Это и стало резким изменением в жизни Смита, его оторвали от пяти женщин, которые холили его и лелеяли, и поместили в мир дисциплины Стю, к другим двум младшим братьям, и еще один вот-вот должен был родиться. Когда мы были детьми, все, что мы знали, что по каким-то причинам нам нельзя было видеться с Гах-Гах, или со своим дядей. Единственная связь с ними, была рождественская карточка с фотографией, которую мама отправляла назад на восток, каждый год.

С другой стороны, Брюс был слишком умён, для своих лет. Он оказал огромное влияние на меня, учив всему о спорте, Микки Мантл, Бейб Рут, Джонни Унитас и Горди Хоу. Кроме того, он научил меня молиться Богу и добавил к моему знанию смысл того, что есть Бог, а балансировал он все это, рассказывая мне, всё о девочках. По ночам, мы листали его школьные альбомы, и я выбирал самых горячих девчонок. Я не был привередлив. Я любил всех - блондинок, брюнеток и рыжих тоже.