Местное шоу в Калгари

Брет Харт и его друг

После ухода из World Wrestling Federation

Брет Харт на родине, в Канаде

Сериал Lonesome Dove: The series



Hitman: My Real Life in the Cartoon World of Wrestling

Главная ›› Книга: My Real Life in the Cartoon World of Wrestling ›› Страница 4

Книга
О Книге
Брет Харт о Книге
Отзывы


над ними с поднятой рукой. Всего лишь раз за свою карьеру, я отказался проиграть ровеснику рестлеру, я сделал это потому, что он отказался сделать тоже самое для меня и для еще некоторых.

Общественное мнение наполнено ложными сведениями обо мне, сведения идут от тех, кто думает, что знает меня. Печально, но в этот список входят и некоторые члены моей семьи. Моя юность не была наполнена любовью или радостью, как миф, который был увековечен в знаниях о рестлинге. Мне причинили боль, я был предан некоторыми из моих братьев и сестёр, тем не менее, я не чувствую, что когда либо подводил их. Некоторые из них, иногда ведут себя так, будто обижены тем, чего я достиг, хотя я заплатил за это такую цену, которую они даже не могут себе представить. Правда заключается в том, что моя семья мало знает обо мне.

Было не так легко расти восьмым из двенадцати детей, с семью братьями и четырьмя сестрами. Малышом, я был привязан к своей любимой маме и напуган моим грубым отцом. У Стю был настолько сильный характер, что некоторые посчитают его жестокие телесные наказания, как плохое обращение с детьми. Слишком много раз я хромал с синяками и весь потрепанный, у меня были красные глаза с лопнувшими сосудами, все из-за его дисциплины. В ряде случаев, я думал, что я умру, до того как он закончит со мной. Часто я был весь лиловый из-за каких-то удушающих захватов от Стю, а он гневался: «Ты только, что, сделал свой последний вздох».

Мой отец был разделен на двоих персонажей. В раннем возрасте, я начал называть одного из них Стю, и я был до смерти напуган им. Папой был тот отец, которого я любил. Когда я был маленький, я думал, что Стю впитал в себя все плохие манеры его любимых детей, да так, что стал игнорировать все хорошее от тех детей, кто значил для него не многое. Оглядываясь назад, я вспоминаю, что он был настойчив с теми, по его мнению, у кого было больше потенциала. Он привил мне крепкий стимул победы, вбив мне в голову собственный, сильный страх поражения. Большую часть моей молодости, он балансировал на грани банкротства, а я боялся, стать первым ребенком из семьи Харт, который провалиться в школе. Мое сочувствие со своим страхом связало нас.

Как и в моём отце, во мне развились по крайней мере несколько эго, которые изменили меня. Дома я был сдержанным и в основном делал то, что мне говорили делать мои старшие братья, просто так было намного проще. Каждую пятницу, на выступлениях своего отца, я играл Джо Кула, популярного среди девочек и находящегося на вершине мира – все было частью шоу. В школе я был стеснителен, но драки были крутыми. Все дети Харта, издевались за проигрыш перед кем-либо другим и я всегда дрался до последнего, чтобы защитить честь своей семьи. Фанаты реслинга которые присутствовали на шоу по пятницам, понятия не имели, что я часто приходил в школу надев шорты зимой потому, что это все, что было у меня, или то, что я получил свою первую пару новой шиповки для бега, когда мне было 14 лет.

Позже, в жизни, я был одним парнем в дороге, другим дома, но не смотря на все, я был совсем другим на ринге. Который из них, настоящий я? Все они.